Между нами, девочками. №25 - 21 июня 2017 г.

Уходящие натуры
В Приэльбрусье часто хожу по двум излюбленным маршрутам: вверх по ущелью к Джантугану и по тропе, ведущеей к месту под названием «Улыбка». Только вот одна незадача: испытываю ностальгию по неувиденному, но так хорошо знакомому по песням и фильмам о советских альпинистах  прошлому времени. Приэльбрусье и сейчас хранит следы советского спорта и мощной науки. На бывших альпбазах еще можно встретить инструкторов, приехавших сюда из разных республик СССР и оставшихся в горах навсегда.
Я бы посвятила таким людям отдельный фильм, но, боюсь, их уже осталось мало. Эти инструкторы, водившие по разным маршрутам туристов, занимались просвещением местных и приезжих туристов. Мы не знаем своих родных мест, не видим то, что лежит под ногами. А эти специалисты без устали десятки лет водили целые группы в горы и обучали всему, чем владели сами.
Например, я искала местных травников и не нашла. Те, кто есть, заготавливают целебные  травы самым зверским способом – скашивают их косой, отбирая нужное. Есть и щадящие природу травники. Знания они в основном переняли у тех самых советских приезжих инструкторов и специалистов.
Элеонора Догова
 
Это сложно понять
Инвалид-колясочник – заложник подъезда без пандусов, а инвалид, прикованный к кровати, у которого один диагноз страшнее другого и родственники, забирающие из холодильника то «лишнее», что приносят сердобольные люди, - заложник судьбы. За что такая судьба и такая жизнь? Человек болеет уже десятки лет,  но хочет жить, видеть людей, читать книги… Но родные хотят, чтобы он поскорее умер. Не потому, что вынуждены за ним ухаживать, - это делают сиделки, а платит сам больной. А потому, что можно продать квартиру.
Как же проходят дни и ночи такого человека? Возможно, это и есть ад при жизни...
М.И.
 
Превратиться в уточку
Жила-была уточка. Только она сама не знала, что уточка, думая, что все еще девочка. Она родилась девочкой, но со временем, делая селфи, выпячивая губки, странно улыбаясь, становилась все больше и больше уточкой. А когда сделала первую инъекцию в зону губ и они раздулись, стала милой уточкой навсегда. Она уже не могла остановиться и не делать уколы - ведь так приятно видеть себя с пухлыми губами, такими выраженными.
Уточка, когда разговаривала, лепешки губ так красиво двигались, раскрывались и шлепались, что все диву давались. Милая уточка гордилась собой. Оставалось найти охотника, то есть желающего отведать утятины. Точнее - принца для милой девочки. Ведь она не виновата в том, что все девочки вокруг сошли с ума и стали превращаться в уточек.
Сумар
 
«Черные глаза» на другом берегу Черного моря
Мы с подругой отдыхали в Турции, подружились с горничными, а те, как выяснилось, любят музыку. Воспользовавшись нашей дружбой, попросила включать в
отеле, где бесконечно звучала наша российская эстрада, в том числе «Черные глаза» Айдамира Мугу, турецкую музыку. Наша просьба была услышана, и в следующие дни мы наслаждались современной турецкой эстрадой.
Молодая турчанка, супруга владельца отеля, с сестрой-близнецом и детьми почти каждый день обедала в отеле и загорала на пляже. Эти молодые женщины выделялись стройными фигурами и высоким ростом. В основном турчанки плотного телосложения и небольшого роста. Вообще, местных жительниц на пляже можно увидеть редко. Если приходят, то с мужьями. Купаются, как правило, не отходя от берега, так как не умеют плавать, в одежде, закрывающей тело.
Милана
 
Она так много видела уже...
Месяц назад увидела в селе двух женщин (мать и дочь) с маленькими детьми, плохо одетыми. Недавно  заехала к ним с вещами (подруги собрали то, из чего выросли их дети). Молодая мама вышла в чистом халате, но внутри полуразвалившегося дома из саманного кирпича было очень неприглядно и грязно. Кроме двух женщин, в доме живут трое детей, сначала не поняла, где чьи. Взрослая женщина копала в огороде картошку и к нам не вышла. Молодая показала свою годовалую дочку. Она кашляла, а в перерывах между кашлем улыбалась, хотя чужим не очень доверяла.
Женщина за пять минут успела рассказать о своей жизни многое. Почему нет рядом мужа, как она трудно рожала, что собирается делать дальше. Приезжает в город, чтобы доучиться. Это меня обрадовало, но огорчило, что оставляет больного ребенка бабушке. Не знаю, купят ли они необходимые лекарства. Я стояла и слушала. А она, двадцатилетняя, повидавшая многое и ничего, улыбаясь своим уже почти беззубым ртом, сказала: «Не волнуйся, я справлюсь».
Двое мальчиков редко ходят в школу. У одного  инвалидность. Их мать, которая копалась в огороде, так и не вышла – боялась расспросов, видимо. Теплые вещи им привезти еще можно. Но кто даст детям полноценную жизнь? Чтобы и в школу ходили, и за здоровьем следили. Сколько таких детей и семей в наших селах? О них надо думать, а когда такой месяц - Ураза, особенно.
Рузанна Н.

Свежие номера газет Горянка


04.12.2019
27.11.2019
20.11.2019
13.11.2019