Посвящение Дмитрию Гулиа

21 декабря в Фонде культуры КБР прошел вечер памяти выдающегося абхазского деятеля Дмитрия Иосифовича ГУЛИА. В исполнении студентов КБГАУ им. В.М. Кокова и актеров Кабардинского театра Звучали его стихи, был описан его нелегкий и красивый жизненный путь. Вечер был организован абхазским культурным центром при Фонде культуры КБР, который создан примерно год назад. Его основная цель состоит в том, чтобы укреплять культурные связи между Абхазией и народами Кабардино-Балкарии, популяризировать богатую абхазскую культуру – фольклор, литературу, музыку и т.д. Пожалуй, никто не символизирует крепкую, кровную связь наших народов лучше, чем Инга ГУЧАПШЕВА – председатель этого центра. Дочь Абхазии, она уже много лет живет в Нальчике, вышла замуж за кабардинца, ее детей в равной степени можно считать и адыгами, и абхазами.
Личность, о которой шла речь 21 декабря в зале Фонда культуры, заслуживает гораздо большего внимания, чем ей смогли уделить в рамках одного литературного вечера. Дмитрий Гулиа – писатель и поэт, основоположник абхазской письменной литературы, но его также можно назвать и историком, и этнографом, и философом, и общественным деятелем. Его вклад в развитие абхазской культуры и литературы невозможно переоценить. Его исторические и этнографические работы стояли у истоков абхазской историографии, они и по сей день остаются образцом подобных исследований и источником бесценной историко-культурной информации.
Театрализованная литературно-музыкальная композиция, подготовленная абхазским центром, а также студентами и преподавателями Кабардино-Балкарского государственного аграрного университета, стала своеобразным обращением молодого поколения к Дмитрию Иосифовичу, его личности и богатому наследию, которое не утратило своего очарования и актуальности для реалий сегодняшнего дня. Чтобы лучше понять масштаб личности, о которой мы говорим, стоит обратиться к фактам его биографии.
Страшная для абхазского народа трагедия мухаджирства оставила свой след в его судьбе: семья была насильственно переселена в Турцию, но спустя несколько лет отцу удалось вернуться. Вот как сам Дмитрий Гулиа пишет об этом в своей автобиографии: «Аскеры (турецкие солдаты) сожгли наш дом, а семью погнали к морю, где стоял на рейде турецкий пароход. Мне тогда было года четыре. Я нес в руке игрушечную фелюгу и держался за руку моей бабушки Фындык. Это событие с полной достоверностью описано мною в поэме «Мой очаг»… Чтобы быть поближе к Абхазии, отец решил переехать в Батум… С каждым днем мы все больше тосковали по родным местам. Многие из мухаджиров тайно возвращались в Абхазию. Отец тоже решил вернуться… помогли простые турецкие рыбаки. Они по бурному морю переправили нас в Абхазию. Когда мы подплывали к берегам Абхазии, пограничная стража открыла огонь, и мы едва спаслись. Дождавшись ночи — холодные и голодные, мы пристали к берегу недалеко от реки Ингура». Нет никаких сомнений в том, что характер людей, решившихся на такой риск ради возможности жить на родине, сломить было невозможно. Эта стойкость и сила стали определяющими в жизни и работе Дмитрия Гулиа, посвятившего всего себя Абхазии, абхазскому языку и культуре.

Марина БИТОКОВА.

Читать также:

Свежие номера газет Горянка


25.11.2020
18.11.2020
11.11.2020
06.11.2020