Мама, возьми трубку!

Галина так и не научилась пользоваться сотовым телефоном, чем сначала огорчала детей, но потом дочери поняли, что мама специально не пользуется подаренным ей на день рождения телефоном. В квартире, где выросли все три дочери, был старый проводной телефон. Только вот Галина все дни проводила на даче. Эти шесть соток в пригороде стали почти единственным увлечением женщины, когда она под семьдесят лет вышла на пенсию. Медсестра с огромным стажем, она не могла представить себя вне стен больницы. Но возраст брал свое, а обязанности медперсонала никто под него не сокращал...
Она и раньше не забрасывала дачу, но теперь всерьез взялась за этот клочок земли. И через два сезона участок стал давать урожай, цветочные ряды тоже радовали глаз и душу хозяйки.
В двухкомнатной квартире, где не было ремонта десятки лет, ей все напоминало о дочерях. Многие детские вещи она так и не смогла выбросить. Теперь что делать? Сидеть и вспоминать, как она одна растила и поднимала девочек? Или думать, что там происходит в больнице? Галина знала, что поток больных меньше не стал... А дочери все заняты своими детьми и проблемами.
Дочери были у Галины разные. У каждой свой характер. Средняя была молчаливой и отстраненной, младшая - смешливой, открытой, могла обещать приехать и не сдержать слова. На нее Галина никогда не обижалась. Старшая, самая ответственная, спокойная, надежная, слышала иногда от матери упреки. Эти редкие обиды со стороны Галины были вызваны не столько ее характером, сколько занятостью или мнимой занятостью младших дочерей. Месяцы могли пройти, а они не появлялись. Только вот об этом мать предпочитала делиться со старшей дочерью, которая не могла заснуть, не услышав голоса матери. Она всегда была в курсе, что ест, что надевает мать, как у нее дела на даче.
Однажды вечером Галина не взяла трубку, и старшая наутро приехала. А после от имени всех дочерей сделала матери подарок - сотовый телефон. Внучка долго объясняла, как им пользоваться. Только Галина не делала попыток освоить его. И в этом был какой-то вызов старшей. Вера это понимала. Имена дочерям Галина дала самые обычные - Вера, Надежда, Любовь.
Младшая купалась в ее любви, когда была маленькой, а потом пока не вышла замуж. Потом выпорхнула из жизни матери, и ее редкие визиты не приносили ничего, кроме нелепых  подарков и ненужных продуктов. Она могла купить и принести много муки, не спросив, нужна ли она матери. Или с радостью сообщить, что купила ей теплый жакет, когда на улице лето, который оказывался даже не ее размера...
Средняя, Надежда, своим видом и поведением лишала мать всякой надежды, что у нее когда-нибудь закончатся проблемы. Болезни детей, пьющий муж, с которым она не хотела расставаться... Надя появлялась так редко, что могла бы за эти периоды измениться внешне, но не менялась, как и ее сложное семейное положение.
Когда девочки были младшего школьного возраста, муж Галины погиб. Ей было так трудно поднимать детей одной, что она забыла о себе, что мечтала о другой жизни. Ни лишнего платья, ни туфель... Бедные родственники никому не нужны, ее особо не замечали родные, а коллеги знали как очень аккуратную, методичную медсестру, и на этом все, ее личной жизнью не интересовался никто.
Вера как старшая в детстве больше всех прониклась болью матери, ее трудности были понятны ей. По дому всегда помогала, несмотря на небольшую разницу в возрасте, следила за сестрами. Замуж сестры выходили не по  старшинству, а по ситуации. Люба выскочила первой, потом Надя и уже потом Вера. Галина, как выяснилось, в душе все-таки надеялась, что одна из дочерей останется с ней. Этот тихий расчет касался именно старшей дочери.
Вера родила двоих мальчиков, те были очень привязаны к отцу, а тот не собирался жить с тещей. Постоянное чувство вины закрепилось за Верой. И эти сезонные обитания матери на даче, где вместо нормального домика стояла сколоченная из досок подсобка для инструментов, тоже добавляли ей тревоги...
Однажды Вера поехала к матери за город. Та и знать и не могла, что кто-то за ней приедет, поскольку не держала телефон при себе, а с вечера ее не пре-дупредили. Точнее Вера звонила на домашний, но трубку никто не взял. Тревогу дочери было не унять, она открыла квартиру своим ключом и не нашла мать дома.
На даче царил порядок, прополотые грядки радовали глаз, цветы встречали ароматом и красками. Только Галины не было видно. В подсобке Вера ее не нашла. Сердце стало тревожно биться, она начала метаться между грядок. Выбежав за ограду участка матери, подбежала к воротам - ближайший участок был огорожен добротным забором, а вход открывали настоящие ворота. Да тут и дом, оказывается, построили, и двери открыты. Вера почти вбежала в дом, на ходу спрашивая: «Есть кто-нибудь?»
Вышел пожилой мужчина, улыбчивый, опрятный, а вслед за ним... Галина. Увидев дочь, она смутилась.
...Вера поняла, что мать почти живет на даче, ухаживает не только за участком, но и за этим мужчиной, которому поначалу была необходима медицинская помощь. Только вот в душевной поддержке он нуждался не меньше. Его взрослые дети жили в другом городе... Это была его история. Вере оставалось только принять, что матери этот человек стал нужным, а что будет дальше, не могла и предположить. Уехала с дачи Вера одна. Мать обещала впредь пользоваться сотовым телефоном...

 

Анжела КУДАЕВА

Свежие номера газет Горянка


08.07.2020
03.07.2020
26.06.2020
17.06.2020