Мы с супругом счастливые люди

Заслуженная артистка Кабардино-Балкарии и Ингушетии, солистка государственного фольклорно-этнографического ансамбля танца «Балкария», художественный руководитель студии национального танца «Гордость Кавказа» Ирэн ЖАНАТАЕВА  месяц и неделю назад второй раз стала мамой второй девочки. Ее супруг Рамазан
ШАВАЕВ – танцор и хореограф, партнер в «Балкарии» и в студии. Он – надежная опора, ее крепость и вдохновение. 
- Он просто сумасшедший папа. Страшно ревнив. Уже сейчас переживает, что дочери выйдут замуж и покинут родительский дом, хочет, чтобы мы все всегда были рядом, как сейчас. С девочками сейчас сложно. Практически не спим. Старшей - полтора годика, младшей - месяц и неделя, и все, как и должно быть у малышей, то зуб прорезался, то болеют. Но для нас все эти бессонные ночи – не мучение, я так люблю нашу жизнь. Она только наша! 
- Вы невероятно красивы и когда начинаете танцевать, эта красота словно расправляет крылья и заполняет все пространство: «Царевна-Лебедь» ВРУБЕЛЯ с холста врывается в явь. Расскажите, что чувствуете во время танца?
- Я не чувствую зал и зрителей. Более того, до последнего времени не чувствовала и партнера. Танец так увлекает, что я полностью в нем растворяюсь, перехожу в другое пространство. К реальности возвращают аплодисменты.
- Он и вы – в ансамбле «Балкария». Этим все сказано.
- Ничего не сказано. Мы друг друга вообще не замечали. Более того, и он, и я были в других отношениях. Да, общались как коллеги, у нас свой коллегиальный круг. Близость взглядов, понятий, мировосприятия – все это было, но мы не существовали друг для друга как мужчина и женщина. А потом все изменилось... Я смотрела на него как на родственника, потому что папа, когда привел меня в ансамбль, обо всех говорил: «Это тоже наш брат». Папа (Салих ЖАНАТАЕВ – прим. автора) стоял у истоков создания «Балкарии», был вокалистом ансамбля. Братья так братья…Я не сразу поняла, что моя судьба – рядом.
- Расскажите об отце.
- Он не хотел, чтобы я стала танцовщицей: в мире искусства, в среде творческих людей всегда много зависти и интриг. Но я родилась в год создания ансамбля «Балкария», часто бывала на репетициях, и мне казалось, что в мире нет ничего лучше танцев. Помню, как в двадцать третьей школе, где я училась, впервые надела чешки и забыла об уроках. Педагога Заура МАРЫШЕВА очень любила и уважала, но когда он делал замечания, у меня тряслись коленки. Сейчас работаю с детьми так же, как он: очень люблю их, но строгая.
Папа видел, что я родилась танцовщицей. В детстве, когда слышала песню, в моей голове рождался танец. Мгновенно. А дома папа и мама всегда пели. Знаменитый баритон Исмаил ЖАНАТАЕВ – родной брат моего отца. Я и сама очень люблю петь. Иногда вижу новый танец во сне и просыпаюсь со страхом, что забуду его, память иногда подводит…
Дети в нашей студии часто танцуют под песни папы, и я с гордостью говорю им: «Это голос моего отца». Он никогда не пел под фонограмму, хотя в последние годы жизни страдал тяжелой формой астмы. Радуюсь, что папа успел увидеть мой успех как танцовщицы: в восемнадцать лет я стала заслуженной артисткой Ингушетии, в двадцать три года – заслуженной артисткой Кабардино-Балкарии. Он гордился мной. Даже после ухода остался: его голос всегда со мной. Конечно, чтобы выстоять в мире искусства, нужен не только талант, но и стержень, внутренняя сила. Нас три сестры, мама, папа, супруг, дети, родственники, и все, кого я обучаю, дают мне силы.
- Сколько сейчас детей в вашей студии «Гордость Кавказа»?
- Четыреста. Мой супруг и Аюф УЯНАЕВ обучают мальчиков, я – девочек. У меня есть даже девочка двух с половиной лет. Мир танца открыт для всех. Просто кому-то дается все сразу, а другим надо время. Когда родители спрашивают: «Когда мы увидим нашего ребенка на сцене?», я отвечаю: «Наверное, вам надо в другую студию». Не ради своей гордыни надо приводить детей на танцы, а чтобы их внутренний мир заполнился красотой. Танец – это прикосновение к красоте, тайне, мистика прошедших веков, общение с предками. Еще здесь дети учатся жить в коллективе. Мы проверяем их дневники. Многие мамы говорят: «Довод: «Сейчас Рамазану позвоню» действует сразу».
- Как строятся отношения с родителями детей?
- Я работаю не с родителями, а с детьми. Купили абонемент на месяц, приходят и занимаются. С родителями общение сведено к минимуму. Ребенок с головой окунается в танцы, ему все удается, но в семье наступают не лучшие времена, и родители не могут оплачивать занятия. Сейчас у меня двадцать таких талантливых учеников – мы обучаем их совершенно бесплатно. У меня занимается глухонемая девочка, очень одаренная, она волшебно танцует, еще и рисует хорошо. Нарисовала меня с Рамазаном и подарила этот рисунок мне. Красивая работа. Спросила ее отца: «Вы посещаете и художественную школу?» Он грустно ответил: «Нас приняли только здесь». Есть еще девочка с легкой формой детского церебрального паралича. Я принимаю всех, кому отказали в других студиях. Знаю точно: танцевать могут все.
Наши дети участвуют в конкурсах и побеждают. Даже в Грузии мы выиграли конкурс. Наш детский коллектив «Гордость Кавказа» уже знают. За счет большого количества детей удается оплачивать труд работников студии и аренду. Был момент, когда я работала на семи работах. И тогда поняла: лучше всех моих воспитанников собрать в одном месте. А потом и Рамазан подключился. В танце мужская и женская роль четко разграничены: женщине присущи грация, пластичность, плавность, а рисунок мужского танца экспрессивнее и резче. На мой взгляд, женщина не может обучать мальчиков и наоборот. Никогда не вмешиваюсь в работу супруга, но с интересом наблюдаю. Если что-то вызывает вопросы, начинаем дома танцевать: я доказываю свое видение, он прислушивается. Мы понимаем друг друга с полуслова, полувзгляда, порой мне кажется, что у нас один мозг на двоих. Сейчас мы вместе придумываем танцы. Танец-шоу, мини-спектакль, ни с чем не сравнимое и не забываемое – это цель.
У нас уже есть сорок восемь костюмов для девочек и восемнадцать для мальчиков, изготовленных на собственные средства. Родителей как спонсоров не привлекаю. Для шоу, кроме новых танцев и профессионального уровня наших учеников, нужны еще и костюмы. Они уже есть. В хореографии уходит время попурри, сейчас потребность в творческих поисках хореографов и ярких находках. Мы должны знать свое наследие, но нельзя жить только им, надо и создавать.
- О чем вы сейчас мечтаете?
- О сцене. Соскучилась. В первый раз была в декрете три недели, в этот раз прошел уже месяц. Сейчас привожу себя в норму, во время беременности набрала тридцать килограммов!
- Что является главным в вашей работе?
- Мы с супругом счастливые люди: через нас полюбили танцы тысячи людей. Каждому отдали часть наших душ, но не обеднели, не обессилили, а стали сильнее и богаче. «Гордость Кавказа» будет звучать, вы много раз увидите наших детей на лучших площадках страны.
- У вас действительно большая семья. Удачи!
 

 

 

Елена Аппаева

Читать также:

02.10.2019 - 10:26 Лекция прохладянам
31.07.2019 - 10:49 ПФР
07.03.2018 - 10:14 Тюльпаны

Свежие номера газет Горянка


16.09.2020
09.09.2020
03.09.2020
26.08.2020