Нартские саги отражают знания цивилизации, которая зародилась на Северном Кавказе

Джон КОЛАРУССО - всемирно известный лингвист и мифолог, профессор университета Макмастера в Канаде, один из немногих в мире ученых, специализирующихся на адыгских языках. Среди уникальных достижений профессора Коларуссо – знание убыхского языка, считающегося утраченным. Джон Коларуссо известен в мировых научных кругах и почитаем на Кавказе еще и как автор единственного в своем роде перевода на английский язык древнего кавказского эпоса «Нарты». Представляем вниманию читателей его рассуждения об этом уникальном памятнике народного творчества и о народах, создававших его на протяжении тысячелетий, зафиксированные в различных беседах и интервью.
О праязыке
- Праязык - это язык, из которого произошли другие языки. В лингвистике обычно используются термины «язык-родитель», «дочерний язык». Так, латинский является праязыком романских языков: итальянского, румынского, французского, испанского, португальского и некоторых диалектов. Латинский сегодня существует в языке литургии и богослужения. Обычно праязык исчезает, растворяясь в своих «детях». Я доказывал в двух своих работах, что индоевропейская языковая семья и семья языков Северо-Западного Кавказа, т.е. семья, к которой принадлежат язык адыгов (черкесов), абазо-абхазский и убыхский языки, имели один праязык. Я назвал его понтийским, по географическому признаку, и полагаю, что на этом языке могли говорить люди, проживавшие на восточном побережье Черного моря. 
Археологические подтверждения, раскопки курганов и некоторые последние генетические исследования подтверждают мое мнение о том, что в далекой древности, а это приблизительно 5000-9000 лет назад, люди, населявшие протозападный Кавказ, жили на восточном и северном побережье Черного моря и говорили на индоевропейском праязыке. Лингвисты подобные древние языковые связи называют филогенетическими (т.е. относящимися к эволюционной ветви), а не относят их к какой-либо конкретной языковой семье. Но очень важно понять, что сегодняшний язык адыгов (черкесов) и его праязык – протосеверо-западнокавказский – не индоевропейские языки. Так же, как какой-либо из индоевропейских языков либо протоиндоевропейских не является северо-западнокавказским. Их связи уходят намного глубже, чем во времена, когда протоиндоевропейский или протозападнокавказский были живыми языками. Я бы датировал 5000 лет каждый. Схожую аналогию можно провести между английским и итальянским. Английский - не романский язык, равно как и итальянский - не германский, но оба языка являются родственными, возникновение обоих языков можно проследить из протоиндоевропейского языка.
Об изучении 
адыгских языков
- Я начал изучать язык черкесов в 1971 году. Но лингвистикой заинтересовался в 1967-м. Выучил древнегреческий и древнеармянский языки. В 1968 году, когда поступил в Гарвард, изучил язык фарси и древнегрузинский. Работал с осетином-дигорцем Александром ЗУРАЕВЫМ, он жил в Нью-Джерси и в юности был другом Льва ТРОЦКОГО. В фильме Сергея ЭЙЗЕНШТЕЙНА «Потемкин» я увидел танцы дагестанцев в Диком легионе Корнилова, эти танцы привлекли мое внимание, и я заинтересовался культурой Кавказа. В 1971 году преподаватель Гарвардского университета вручил мне кассету абазинского языка, чтобы я провел фонетическое исследование. Я связался с профессором из Осло, который великодушно предоставил мне свои собственные записи убыхского языка. Я начал изучать убыхский язык и во время работы испытывал лишь небольшое затруднение из-за звуков. Занимался с двумя носителями бжедугского диалекта языка адыгов (черкесов), которые жили в Нью-Джерси, - это Рашид ДЭХЭБСУ и Хиса ТАРКУАХО. Бжедугский диалект – удивительный, но он оказался трудным даже для меня с моим «хорошим ухом» - так лингвисты говорят о ком-то, у кого есть способности к фонетике.
Таким образом, самым трудным для меня был бжедугский диалект языка черкесов, за ним по степени сложности следует убыхский, потом абазинский. Мой абхазский не очень хорош. Вообще самый легкий из всех диалектов – кабардинский, он наиболее проработан стилистически. Но все эти диалекты – удивительные, важные как для теоретика лингвистики, так и для историка.
О письменности
- Возможно, предки черкесов, убыхов и абхазов владели древней системой письменности, но они ее утеряли, потому что эти народы были вовлечены в слишком большое количество войн. Возможно, они обладали системой письма, основанной на других древних языках, таких как древнегреческий или древнеперсидский, и т.д. Мы расшифровывали непонятные надписи, которые раньше было принято считать «чепухой», на некоторых древнегреческих вазах. Как оказалось, в большинстве случаев это были имена или фразы древнейших форм черкесского, убыхского, абхазского, грузинского, осетинского языков или родственных этим языкам. Таким образом, я думаю, что это и есть те самые древние засвидетельствованные формы этих языков (им более чем 2500 лет). Вполне возможно, что они отражают древние формы письменности, основанные на использовании греческих манускриптов.
О нартском эпосе
- В эпосе легенды располагаются «слоями», некоторые из них очень древние и исчисляются II или III тысячелетием, другим всего несколько сотен лет. Я думаю, что нартские саги отражают знания цивилизации, которая зародилась на Северном Кавказе и распространилась через степи. Нарты, безусловно, продолжают некоторые очень древние черты, которые, возможно, берут свое начало и из эры «индоевропейского единства», и из понтийского языка, когда индоевропейский и северо-западнокавказский народы был единым целым. Но это трудно доказать.
В эпосе можно провести параллели со славянскими, индоиранскими и германскими мифами, даже некоторые параллели с кельтскими. Греки заимствовали главным образом мифы о Прометее и Циклопе. Наиболее широко известные мотивы – победа принцессы (Псэтын), выбор скромной чужестранки мужчины-лидера намного старше ее возрастом в мужья (Уазармес и Сэтэнай), о королеве плодородия (Сэтэнай), добывание огня, убийство демонов, история о неподкупном герое (Бадиноко, Патараз), образ хитроумного (Саусырыко).
В любом эпосе содержатся ответы на многие вопросы о характере и судьбе этноса, его сотворившего. Почему до нашей эры предки адыгов (черкесов) выбрали лозунг: если наша жизнь должна быть короткой, пусть слава о нас будет долгой? Потому что они были воинами, и их шансы умереть в сражении в молодом возрасте были очень высоки.
Но можем ли мы, современные люди, изменить эту программу? Да, это возможно. Культура способна адаптироваться, она функциональна. Эра состояния «постоянной войны» и «смерти, которая повсеместно», уже в прошлом. Черкесский и абхазский народы умны и трудолюбивы. Нет ни одной причины, по которой эти этносы не смогли бы стать достойными членами современного мира.
О едином 
адыгском языке
- Можно ли сегодня создать одну языковую модель, общую для всех адыгов? Самый простой способ – оставить два литературных языка: кабардинский и какой-либо из диалектов адыгейского языка, например, шапсугский или бжедугский. Но если так уж хочется все-таки иметь один общий язык, тогда, возможно, в качестве литературного должен быть принят самый сложный. Таким общим языком мог бы стать шапсугский или бжедугский диалект. Возможно, мое мнение интуитивно, но это могло бы работать таким образом: трудный диалект интересен конкретными отличиями в большинстве слов и форм.
Носителю языка не нужно предполагать, почему что-то говорится или пишется определенным образом, так как он знает, почему это происходит. В более простом же диалекте, например, кабардинском, который я противопоставляю бжедугскому, говорящий просто проигнорировал бы все контрасты, рассматривая их как странные орфографические формы, и использовал бы только свой собственный диалект. Что-то подобное происходит и со многими европейскими языками - от русского до английского.
Диалекты языка адыгов (черкесов) характеризуются широким диапазоном грамматических особенностей. Разница между шапсугским диалектом и кабардинским достаточно ощутима. Бесленеевский диалект, однако, находится между двумя этими диалектами. Хотя между ними не существует четкой границы.
Все черкесские племена: шапсуги, бжедуги, чемгуи, абадзехи, хатукаи, бесленеи, кабардинцы, даже убыхи называют себя адыгэ. Эти племена способны понимать друг друга, хотя иногда некоторым приходится для этого немного попрактиковаться. Все эти племена чувствуют себя одним народом, хотя на местном уровне ощущают и некоторые различия между собой. Я бы описал эту ситуацию так: существует один адыгский (черкесский) язык с множеством диалектов, а также убыхский. Это одна этническая группа с двумя языками, один из которых (убыхский) – мертвый.
 

Ольга КАЛАШНИКОВА

Свежие номера газет Горянка


27.05.2020
20.05.2020
13.05.2020
08.05.2020