Опомнились, надели маски, но...

Каждое утро многие начинают одинаково: включают компьютер или берут телефон и смотрят цифры по ковиду. Они неутешительны. «Это не скоро закончится», - говорит начальник Госпиталя №1, главный врач ГБУЗ «Центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями» Минздрава КБР, доктор медицинских наук, профессор кафедры инфекционных болезней Марина Руслановна ИВАНОВА. И сразу всплывают в памяти графики разных научных институтов, на которых кривая стремится к нулю примерно в конце следующего года. Этот вопрос, где вся наша усталость от затянувшейся пандемии, мы задали первым: «А почему нет спада? В масках подавляющее большинство и на улицах уже не так много людей, а цифры как будто застыли: каждый день выявляют более 80 человек, и, к сожалению, увеличивается число жертв».
- В Нальчике и в целом по республике наметились сдвиги: и маски носят многие, хотя опять же не все, и людей меньше на улицах. Но мы сейчас пожинаем плоды беспечности. Медики старались достучаться до общества, говорили о недопустимости общения в формате доковидного времени, надо было свести к минимуму все контакты. Только так было возможно избежать широкого распространения вируса. Многие болеют бессимптомно, но заражающиеся от них старшие переносят болезнь очень тяжело, а некоторые умирают. К сожалению, рекомендации врачей были проигнорированы, а когда вирус поразил знакомых, друзей, членов семьи, все вдруг спохватились, но уже поздно. Сейчас речь о том, насколько мы вообще способны нести друг за друга ответственность. И сейчас каждый день надо по возможности избегать людных мест, соблюдать социальную дистанцию, дезинфицировать руки, стараться не прикасаться руками к носу, губам, глазам. Обязательны влажная уборка каждый день и проветривание помещений, сквозняки - лучшая профилактика ковида.
- Почему во второй волне так много жертв? Мы ожидали, что она будет более спокойной, чем первая.
- Количество больных сейчас на тридцать процентов больше, чем в первой волне, и среди них много пожилых людей с сопутствующими болезнями и истощенным организмом.
- Сколько работников в вашем госпитале заразились и есть ли смертельные случаи? 
- Заразились 34 и, к сожалению, один летальный исход. Конечно, и физически, и морально врачи устали. Мы пытаемся в достаточно сложной нынешней ситуации создавать условия для восстановления сил медиков. С этой целью ввели вахтовый способ работы: две недели работы - две недели отдыха. У кого в крови антитела, могут две недели побыть с семьей, а остальные - на самоизоляции. Часть врачей живут в нашем общежитии, часть - в санатории «Маяк». Питание - за счет республиканского бюджета. Надо понимать, что пандемия - огромная нагрузка и испытание для врачей.
- Врачи заражаются, а кто их заменяет? Есть ли дефицит кадров?
- Дефицит есть. Пришли на помощь те, кто состоял в резервном фонде, также ординаторы, студенты старших курсов заменяют средний медицинский персонал.
- Как в госпитале обстоят дела с лекарственным обеспечением? Есть дефицит лекарств?
- Надо помнить, что мы - госпиталь особо опасных инфекций, естественно, нас обеспечивают, но все равно по тем или иным позициям наблюдается дефицит. Центр восполняет эти пробелы, сами закупаем недостающие препараты.
- Есть ли на сегодня протокол лечения? Можно ли озвучить какую-то единую схему, зарекомендовавшую себя во всем мире, или до сих пор она в стадии разработки?
- С начала пандемии методические рекомендации менялись девять раз. Доказательной базы по лекарствам от ковида нет, научные исследования все еще проводятся. Хочу подчеркнуть: самолечение недопустимо. К сожалению, к нам поступает немало тяжелых больных после самолечения. Некоторые при первых признаках болезни консультируются с врачами своих знакомых, иногда они оказываются по факту давно не практиковавшими специалистами или вовсе не медиками.
- Кого к вам госпитализируют? Подведен ли кислород ко всем койкам? 
- На дому врачи поликлиник лечат пациентов с легкой и средне-тяжелой формой болезни, к нам же попадают тяжелые. Из 173 коек 78 оснащены кислородом, этого достаточно. Во всех госпиталях кислород подведен к пятидесяти-восьмидесяти процентам всего коечного фонда. Хочу отметить, что во время пандемии мы получили много оборудования, закупленного на федеральные средства, в том числе аппараты искусственной вентиляции легких, мониторы, аппараты для неинвазивной терапии, инфузоматы.
- Почему после выписки многие продолжают чувствовать себя плохо? Насколько можно верить публикациям о постковидной инвалидизации населения, неужели последствия этой вирусной инфекции столь тяжелы и непоправимы?
- Обработка данных по всему миру дает одинаковые результаты: ковид в тяжелой форме оставляет ощутимые последствия. Даже появился термин «постковидный синдром». Сейчас разрабатывается программа реабилитации. Каждый больной со своим участковым терапевтом должен наметить маршрут реабилитации. У нас в республике есть возможность для санаторно-курортного лечения. Полное рассасывание пневмонии невозможно за курс лечения в госпитале, иногда этот процесс занимает полгода или длится пожизненно. Надо запастись терпением и медленно начинать укреплять свое здоровье. 
- В Центре в доковидное время лечились люди с разными инфекциями, в том числе с ВИЧ. Что сейчас происходит с ними? 
- Во-первых, наша поликлиника продолжает функционировать, есть возможность сдавать анализы и получать амбулаторное лечение. Во-вторых, в Аллергоцентре перепрофилировано одно отделение под инфекционное, там сорок коек, работают два врача. Понятно, что нагрузка на них огромная, но сейчас действуем по обстоятельствам. А дети с инфекционными болезнями получают медицинскую помощь в детской республиканской больнице.
Марзият БАЙСИЕВА

Свежие номера газет Горянка


25.11.2020
18.11.2020
11.11.2020
06.11.2020