ГЛАВНАЯ   КОНТАКТЫ                                                                                                  ГАЗЕТА «ГОРЯНКА»

                         

НЕИДЕАЛЬНО ИДЕАЛЬНЫЙ ВОЙЛОК, СПАСЕННАЯ ОТ СОЖЖЕНИЯ КОЛЫБЕЛЬ И ДУША, ИЩУЩАЯ СВОЕ ПРОСТРАНСТВО

Магомед БИКАНОВ и Лариса БИКАНОВА-КАЗАКОВА воспитали сына и дочь - Фатиму и Ахмата. Магомед окончил медицинское училище, работал на сан-эпидемстанции, с 2010 по 2014 год был директором магазина «Караван», в 2014 году переехал на время учебы сына в Москву, недавно вернулся домой, в Вольный Аул. Лариса окончила музыкальное училище и Северо-Кавказский институт искусств. Работала в фольклорно-этнографическом ансамбле «Балкария» со дня его основания 27 лет музыкальным руководителем. Заслуженная артистка КБР и Ингушетии.

Дочь Фатима получила высшее образование по направлению «финансы и кредит», сейчас в декретном отпуске.

Сын Ахмат - в Москве, один из популярных художников, его работы раскупаются по очень высоким ценам. Его имя уже известно в мире российской культуры, хотя молодому человеку всего двадцать пять лет. Первая персональная выставка «Позвони мне завтра» прошла в прошлом году в галерее «Сцена», вторую персональную «И дуб, и кипарис растут в тени друг друга» организовали галерея «Сцена» и арт-консьерж LOBBY. Одновременно с Москвой с творчеством Ахмата Биканова знакомятся сейчас в Стамбуле, где его работы – часть групповой выставки в галерее «Sanatorium».

Как семья и творчество связаны между собой или между ними нет связи? Как рождался в Ахмате художник? И есть ли тревога за него, ведь жизнь в искусстве – не только лавры. Об этом мы поговорили с матерью Ахмата и с самим художником, вдруг ставшим знаменитостью.

Монолог мамы

- В детстве Ахмат не играл с ровесниками, всегда рисовал: карандашами, какие были в наличии, в альбомах. Я не хотела, чтобы он увлекся рисованием, поэтому не отдавала в художественную школу. Но однажды, во время очередных гастролей ансамбля «Балкария» в Испанию, где я была гармонисткой, коллега повела Ахмата вместе со своей дочерью в художественную школу. И там ей задали вопрос: «Почему не привели Ахмата раньше?». Он там проучился два года, а потом мы уехали в Москву. После девятого класса Ахмат захотел поступать в московский колледж архитектуры и строительства №7. Наш папа был против, а я поддержала. Вдвоем уговорили папу, он уволился с должности директора «Каравана», и мы поехали в Москву.

По окончании колледжа Ахмата взяли на второй курс Московского архитектурного института (МАРХИ). После первых курсов параллельно с учебой начал работать. Финансово он рано стал самостоятельным. Институт уже был за спиной, но мы продолжаем волноваться и опекать его, мы – родители…

Пауза с узнаванием

Во время монолога Лариса неожиданно спросила: «А Хаулат БАЙСИЕВА не ваша сестра?» «Моя», - подтвердила я. «Так она же дружит с Ахматом». Пообещав перезвонить, прервала разговор и переключилась на сестру. «Ахмат Беканов? Да, он мой друг. Перешивала ему пиджак деда, отца и разные старые вещи. Мы дружим давно. Ты знаешь, у него в комнате сундук бабушки и его собственная колыбель. Ахмат - очень внимательный человек. Он не бежит. Он думает. У него паузы. Во время пауз он все и решает».

…Господи, Нальчик, любимый, какой же ты маленький! Здесь все друг про друга все знают!

Про люльку, сундук и как рождаются картины

- Колыбель была обнаружена во время уборки, ее хотели сжечь, - говорит Ахмат. - Я увидел ее впервые и удивился, какая это гармоничная и красивая вещь. Воспротивился сожжению. И тут выяснилось, что в первые месяцы своей жизни я спал именно в ней. Так моя родная колыбель стала хранилищем моих красок. Она – свидетель рождения всех моих картин. А в сундуке моей бабушки - все незавершенные работы.

Старые вещи рождают во мне вихрь чувств. В Москве, бывая у своей знакомой, ложусь на войлок, и меня сразу охватывает блаженство. Войлок старый, балкарский, его тоже хотели сжечь. Да, он с изъянами, но они придают ему особую красоту. Неидеальный идеальный войлок.

Вы спрашивали, как рождаются идеи картин. По-разному. Иногда определенный образ возникает в голове, пытаюсь его развить и делаю наброски, но такое происходит редко. Часто не жду какого-то особенного момента, мне просто нужны чистый лист акварельной бумаги и карандаш. Начинаю с глаз, далее словно плыву и использую образы, которые приходят в процессе работы. Иногда понимаю, чувствую, что процесс для меня важнее результата. Словно в транс вхожу, это особое, удивительное состояние. В какой-то степени отключаюсь, я здесь и не здесь.

Ваш следующий вопрос: чем я пишу? Акварелью или тушью. Редко пробую другие материалы. Меня привлекает масло, но этот процесс может быть слишком растянутым: масло позволяет перекрывать слои, благодаря чему можно бесконечно менять картину. С акварелью иначе: с ней, если совершишь ошибку, она непоправима.

Что мне сейчас интересно? Хороший вопрос. Войлок. Рисовать по шерсти: какие там возможности, какие ограничения – это интересно попробовать. Думаю, в ближайшее время в моей жизни будут акварель и войлок.

А как же архитектура? Подождет. Я уволился с работы, мне сейчас интереснее быть художником. Думаю, когда-нибудь в моих работах будет много архитектуры. Я сейчас совершенно не способен выполнять рутинную работу архитектора, но с удовольствием бы поработал над интересными заказами. Например, если человек хочет жить на лоне природы и ему важно органично вписать свое жилище в природный ландшафт, и он точно знает, какой двор ему нужен, какие виды, – вот это интересно было бы претворять в жизнь.

С чего это вдруг две персональные выставки в Москве?

- Это все интернет, социальные сети. В 2020 году, летом, основатель галереи «Сцена» Анастасия ШАВЛОХОВА и куратор Дарья ЯРЦЕВА написали, что им понравились мои работы, спросили, есть ли что еще, и тут же предложили выставку. Я согласился, абсолютно не веря в возможность персональной выставки. И дома никто не поверил. Но дело вдруг пошло. У меня бывают моменты: время от времени очень внимательно слушаю себя. Остаюсь один, часто на берегу реки и думаю, что мне надо делать, куда двигаться, что менять. И вот это был такой поворотный момент. Я решил уволиться. Архитектурное бюро – это хорошо, но меня интересовало творчество. Я хотел рисовать. Дома пытались уговорить не совершать опрометчивый шаг. Но я все равно уволился.

Анастасия Шавлохова, Дарья Ярцева и соосновательница LOBBY Moscow Софья КАРПОВСКАЯ помогли мне, и выставки состоялись. Я им очень благодарен. Надеюсь, моя жизнь в искусстве только начинается!

Елена АППАЕВА. Фото из семейного архива Бикановых

Поделиться:

Читать также:

04.11.2022 - 20:04

Золотая семья Шогеновых

Семья Сафара и Риммы ШОГЕНОВЫХ родилась 8 июля 1975 года в сельском поселении Заюково Баксанского района. За 47 лет совместной жизни они воспитали и вырастили девять детей, 24 внука и теперь радуются рождению 20 правнуков.

26.10.2022 - 11:42

…С ТЕХ ПОР МЫ НЕРАЗЛУЧНЫ

Семья нальчан Аскера и Алеси КАНЦАЛИЕВЫХ участвовала во всероссийском конкурсе «Семья года» в номинации «Семья – хранитель традиций». Вместе они 15 лет, воспитывают троих детей – Кантемира (14 лет), Камиллию (13 лет) и Адмира (12 лет).

Он и она

21.10.2022 - 09:27

НАС ПОЗНАКОМИЛ УНИВЕРСИТЕТ

В нашем университете немало супружеских пар.

21.09.2022 - 18:27

СЧАСТЬЕ, КОГДА КОМФОРТНО ВСЕМ

Есть в Нальчике очень творческая семья, где папа – подполковник МВД, а все остальные поют, танцуют и рисуют, а главной чертой настоящей семьи считают комфортность бытия для всех ее членов. Никто ни на кого не кричит, все заботятся друг о друге.

14.09.2022 - 12:44

ДРУГ БЕЗ ДРУГА НИКУДА УЖЕ 50 ЛЕТ

В городском загсе г. Нальчика золотую свадьбу отметили Сергей и Нателла ЗАХАРОВЫ. В этот сентябрьский день, тоже отдающий золотом ласкового солнца, их поздравляли друзья, дети, внуки и правнуки.